Anonymous 12/29/2019 (Sun) 14:13:49 No.6563 del
Человекоубийство, жертвы на войне, которая происходит из-за материальных благ, новых территорий, рынков и пр. — и есть та самая «скверна» в миру, от которой я должен себя сохранять, потому согласно моим убеждениям жизнь человеку дана Богом — и это Божие, а государственные дела — это «кесарево». При этом трудовая альтернативная служба — допустима для меня полностью и соответствует заповеди «Кесарево — кесарю».

4. Возможное прохождение военной службы сделало бы мою веру бессмысленным буквоедством, потому что «никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф 6:24). Как мне можно служить Тому, Чьё Царствие «не от мира сего» и при этом быть солдатом, давать присягу, а потом во имя её истреблять беспощадно врагов на войне? Для того господином над собой мне нужно провозгласить государственные интересы, выше них не мыслить ничего: даже ценность человеческой жизни и безусловного достоинства человека.

5. В мире трудно избежать зла, трудно не участвовать в нем, невозможно не замечать. Зло в мире может существовать, как недоразумение и как принцип. Существуют исправимые и неисправимые проступки и ответственность за них у каждого собственная.

6. Если я обижу кого-нибудь словом, то у меня будет возможность загладить свою вину перед этим человеком. Избежать такого недоразумения словами Иисуса «человекам невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу» (Мк 10:27). На же войне прямо или косвенно узаконивается всё зло, которое может существовать: огромные жертвы ради скромных корыстных интересов, грабежи, «право сильного», принуждение мирного население не к жизни, а к выживанию, которое входит в привычку. В этом война отличается от любых других бедствий и от этого является самым страшным из них. Это и есть возведения зла в принцип: убитого на войне человека уже не вернуть, а ужас людей, проживающих в районах «конфликтов» в течение жизни не загладить уже ничем. С верой это не согласуется вообще никак, поэтому я не могу взять на себя за это ответственность.